kotbayun (kotbayun1965) wrote,
kotbayun
kotbayun1965

Categories:

ГОЭЛРО – план изменения качества жизни. Часть I



Сегодня 22 декабря – День энергетика. В этот день принято вспоминать о том, как начиналась наша энергетика, о первом Государственном плане электрификации России (ГОЭЛРО). Но обычно говорят о значении этого плана для развития промышленности и всего народного хозяйства, забывая при этом, что одной из главных, а, может быть и самой главной целью ГОЭЛРО было коренное улучшение качества жизни, каждого гражданина Советской России.

Главной целью Октябрьской революции в 1917 году было создание нового человека. Это в высшей степени закономерно, поскольку «новый человек — важнейшая идея всякого нового движения, претендующего на овладение массами…». Стоя у истоков христианства, апостол Павел учил, что христианину нужно «совлечься ветхого человека» и «облечься в нового человека, созданного по Богу». Философы Возрождения употребляли понятие «новый человек», чтобы отделить себя от средневекового человека. О создании справедливых обществ новых людей мечтали многие философы и мыслители. Каждая великая революция претендует на создание нового человека, но только большевикам удалось реализовать свои планы на практике. Работа большевиков по созданию нового человека отличалась от всех предыдущих попыток продуманностью, и системностью. Взращивание нового человека требует не только специальной воспитательной работы и других мер по социализации личности, но и коренного изменения качества жизни человека. Одним из инструментов в этой работе и стал план ГОЭЛРО.

В конце XIX века основу российской энергетики составляла генерация «паровой силы» в аграрном секторе, в мануфактурном деле и в металлообработке. Как правило, для этих целей использовали местное топливо — дрова, уголь, торф, нефть, мазут, керосин, что составляло 80% энергетического баланса страны. Коренное изменение качества жизни трудящихся и воспитание нового человека требовало усвоения широкими народными массами всех богатств культуры, накопленных человечеством. Осуществить это в такой обширной глубоко аграрной северной стране как России, где между городами и селами огромные расстояния, где зимой долгие, темные вечера, при таком уровне развития энергетики было совершенно невозможно – требовалась электрификация.
И хотя в России к началу XX уже сложилась достаточно мощная электротехническая школа и существовали собственные интересные разработки в области энергетики, российская государственная власть и правящая элита, в целом, не проявляли какой-либо серьезной заинтересованности в электрификации страны. О настроениях, царивших в рядах правящей элиты России, к проблемам энергетики яркое представление дает следующий весьма примечательный документ:

"Конфиденциально. Стол № 4, № 685. Депеша. Италия, Сорренто, провинция Неаполь. Графу Российской Империи его сиятельству Орлову-Давыдову. Ваше сиятельство, призывая на вас Божью благодать, прошу принять архипастырское извещение: на ваших потомственных исконных владениях прожектеры Самарского технического общества совместно с богоотступником инженером Кржижановским проектируют постройку плотины и большой электрической станции. Явите милость своим прибытием сохранить божий мир в Жигулевских владениях и разрушить крамолу в зачатии. С истинным архипастырьским уважением имею честь быть вашего сиятельства защитник и богомолец. Епархиальный архиерей преосвященный Симеон, епископ Самарский и Ставропольский. Июня 9 дня 1913 года".

Закономерно, что в тот период в только начинавшей развиваться российской энергетике наблюдалось засилье иностранного капитала. В 1914 год, перед Первой мировой войной, немецкие капиталисты контролировали две трети энергетики Российской империи. Тарифы на электроэнергию также сложились, мягко говоря, «недемократичные». Так, один час работы лампы стоил 5 копеек, а уличного фонаря — 17 копеек, и это при средней зарплате в промышленности — 27 рублей в месяц. В общем, ситуация сложилась совершенно нетерпимая…

То, что электрификация должна играть важнейшую роль в процессе социальных преобразований, в кардинальном улучшении качества жизни людей, и, в конечном счете, в воспитании нового человека, большевики поняли задолго до того, как пришли к власти. Еще в 1901 году в своей работе «Аграрный вопрос и «критики Маркса» В.И. Ленин писал: "...в настоящее время, когда возможна передача электрической энергии на расстояния... нет ровно никаких технических препятствий тому, чтобы сокровищами науки и искусства, веками скопленными, пользовалось все население, размещенное более или менее равномерно по всей стране". Особенно важно было добиться этого в условиях технически отсталой аграрной страны, «…чтобы сделать эти сокровища доступными всему народу, чтобы уничтожить ту отчужденность от культуры миллионов деревенского населения, которую Маркс так метко назвал «идиотизмом деревенской жизни». Свет в России еще с дохристианских времен всегда ассоциировался с правдой и миропорядком, и ясно, что приход электричества в глухую деревню должен был означать не только коренные перемены качества жизни крестьянства, но и торжество добра, света, справедливости…

Кроме Ленина в рядах большевиков было много других горячих сторонников электрификации России. Инженерами-энергетиками были такие видные деятели РКП(б) как Л. Б. Красин, В. В. Старков, П. А. Богданов, П. И. Воеводин, В. З. Есин, Г. М. Кржижановский, И. И. Радченко, П. Г. Смидович, С. Я. Аллилуев и многие другие, поднимавшие из руин после Гражданской войны хозяйство Советской России.



Уже с первых дней прихода большевиков к власти Ленин, по меткому выражению будущих авторов проекта ГОЭЛРО Глеба Кржижановского, проявил себя как «великий толкач дела электрификации».
Уже в ноябре 1917 года Ленин по предложению имевшего 5-летний опыт работы на торфяной электростанции инженера И. И. Радченко дает указание о строительстве под Москвой Шатурской торфяной электростанции. Тогда же он просит Г. О. Графтио в кратчайшие сроки представить смету на строительство Волховской ГЭС и развернуть подготовительные работы по ее возведению. В самый разгар гражданской войны — в январе 1918 года под его патронатом была проведена I Всероссийская конференция работников электропромышленности, по результатам которой через четыре месяца, в мае 1918 года, был создан орган для руководства энергетическим строительством - Электрострой. Одновременно с ним был образован Центральный электротехнический совет (ЦЭС) - преемник и продолжатель всероссийских электротехнических съездов. В состав его вошли крупнейшие российские энергетики: И. Г. Александров, А. В. Винтер, Г. О. Графтио, Р. Э. Классон, А. Г. Коган, Т. Р. Макаров, В. Ф. Миткевич, Н. К. Поливанов, М. А. Шателен и другие. Эти люди не разделяли идей большевиков и не симпатизировали революции, но неподдельная страсть большевиков изменить к лучшему жизнь народа привлекли их на сторону Советской Власти. Им импонировало, что во власть пришли люди, хорошо разбирающий в перспективах национальной электроэнергетики и готовые работать на реализацию этих перспектив.



Сейчас об этом мало кто знает, но концепцию электрификации страны в апреле 1918 года составил сам Ленин в статье «Набросок плана научно-технических работ». Детализировал эту идею в работе «Задачи электрификации промышленности» Кржижановский, под началом которого и был разработан план, получивший название ГОЭЛРО.

Начатая в конце января 1920 года работа над планом была полностью завершена в кратчайшие сроки - в последних числах ноября того же года.

Продолжение следует


Tags: ГОЭЛРО, Ленин, Россия, электрификация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments